Блог

Сотрудники о фасадах

Все записиПо тегу
Татьяна Гончар

Мы в ДК следим за параметрами домов и предпочтений наших клиентов, с помощью сквозной аналитики производства и продаж.

Самый яркий тренд, который бросается мне в глаза — более чем двукратное увеличение доли газобетонных домов. В данный момент я бы назвала это победным шествием газоблока по Москве и Московской области и, с большой вероятностью шире, по всей России.

Сравним. Вот что мы видим за всю историю подробного учета наших клиентов. Можно считать за 10 лет, в процентах:

А вот последние 70 проектов (можно считать последний год), в процентах:

Обычно дома построены на сезон раньше. Т.е. это картина последних двух лет застройки. Кроме очевидного, можно заметить, что совсем не стало пенобетона, благодаря большому количеству автоклавных производств.

Отмечу, что это статистика только тех домов, с которыми работаем мы. Обычно это капитальные дома круглогодичного проживания и дома которые «поддаются» дизайну фасадов.

Алексей Ватáву

В Англии 150 лет существовал «налог на окна». А также во Франции, Ирландии и Шотландии. Прогрессивный налог на богатство в то время измерялся размером дома. Для простоты определения размера использовалось количество окон (и других проемов во Франции).

У нас в студии похожая практика работает 12 лет – сложность дома определяется по числу проемов. Для нас система работает очень хорошо. Лучше, чем если бы мы считали площадь стен или жилую площадь. Например, дизайн фасада большого гаража или склада без окон будет стоить немного, потому что там мало проемов.

Со временем «оконный налог» назвали одной из главных причин нездоровья городов и «налогом на свет и здоровье», потому что люди строили меньше окон для сокращения налога.

Также в Англии был налог на количество кирпичей в стенах. Появился запрос на увеличение размера отдельного камня, но правительство вскоре ограничило размеры кирпича на производстве, и ввела двойной налог на камни большего размера.

Был еще налог на обои. Домовладельцы уворачивались от него закупая бумагу без рисунка и нанося изображение самостоятельно, при помощи трафарета.

Алексей Ватáву

Интересно, как меняются мои привычки, когда я попадаю в новое место. Это может вспомнить каждый из своих путешествий. Если взять одну и ту же семью, одни и те же вещи, тех же детей и последовательно остановиться в разных местах, можно увидеть, насколько по-разному проводят дни постояльцы.

Помещения и вещи, которые мы используем меняют нашу рутину. Странно, но мы подстраиваемся под набор предметов вокруг, обживаем пространство. Расположение стен влияет на то когда мы ложимся и просыпаемся, сколько двигаемся, едим, читаем, развлекаемся, общаемся друг с другом, работаем.

Взаимное расположение телевизора и детской? В каких углах хорошее освещение днем? Где в доме тихо? Удобно ли нести еду на террасу? Жарко там или прохладно? Кто меня видит с балкона? Кому я мешаю вечером. Можно ли с интересом гулять в округе этих стен? Душ, ванная, бассейн, размер холодильника, балдахин, печь, блендер, турник, беговая дорожка, проектор, стереосистема, подписка на стриминг. В каждом месте свой набор и каждый раз я меняюсь вместе с этим набором.

Я привык думать о домах в формате возможностей и сценариев использования.

К сожалению, время созидания пространства выдается редко -- при строительстве и обустройстве дома, при ремонте, при выборе съемного жилья. И невозможно все предусмотреть в такие моменты. Приходится подстраиваться и копить опыт.

Алексей Ватáву

Современная частная архитектура в России не стала массовой. Хотя она «современная» уже лет 30 (или 100, смотря как считать) и успела стать обыденностью, например, в скандинавских странах. У нас строящиеся дома очень консервативны — 19 век на минималках.

Интересно было бы проследить, почему так. Есть много факторов, например, людям негде побыть в современном загородном доме – знакомые в таких не живут. Часто нужны смелые (дорогие и сложные) конструкции. Обычный дом более понятен.

Но у меня есть соображения по нашей родной теме — отделке фасада. Для того чтобы придать вес простой форме современного дома предлагается использовать состаренный кирпич ручной формовки из слоистых глин австрийского местечка X, особой формы, под заказ через два года. Рынок согласился, это работает. Таким конем архитектура задвигается в премиальный сегмент. Ты не можешь просто взять и построить современный дом без этого кирпича, сланца или цинк-титановой кровли.

А на самом деле не нужно бояться штукатурки, сайдинга, искусственного камня или окрашенного металла. Красота — в красивых сочетаниях, пропорциях, акцентах. Фасад не обязан выдерживать ядерный удар или доставаться правнукам по наследству. Фасад можно чинить и обновлять. Это нормально.

Мы собрали много современных домов с простой отделкой, как у этого.

Если распустить невротический узел, навязываемый продавцами «вечных» материалов и неуверенными архитекторами, строить станет проще.

Алексей Ватáву

Какой стиль дома робко набирает силу чтобы развернутся в будущем? Интересен мега-тренд, захватывающий десятилетия, а не сезонные распродажи мебели.

Я уверен, что мы движемся к «большой этнике», стилю, указывающему на народное и, с учетом глобализации, на природное.

Большинство согласится, что этнический, это скорее низкий, простолюдинный стиль, деревенские дома. Тысячи лет архитектура отражала атрибуты власти. Даже «современные» стили рубежа веков превозносили власть технологий.

Но архитектура следует за обществом. Сегодня мы учим детей ценить друг друга, не как подданных своего короля и страны, не как приложение к лопате или компьютеру, но как граждан Земли. Становится стыдно иметь личный дворец, даже если ты богат, и не стыдно жить умеренно, помогать обездоленным.

Земляне заселят Марс, архитекторы переосмыслят прошлое, копнут дальше крестовых походов и переделов империй, чтобы достичь общих корней.

Вот примета новой моды — подмешивать образ средиземноморских мазанок к западным стилям. Ну и, конечно, расцвет эко-архитектуры которой не хватает, однако, человеческого колорита.

Алексей Ватáву

Очевидно, что самый популярный стройматериал наших клиентов — газоблок. На втором месте, с отрывом, поризованный керамоблок. Остальные капитальные материалы, скорее экзотика. Думаю, эта популярность сохраняется и за пределами нашего анализа, в средней и северной полосе России.

Для холодных регионов пока не придумали идеальный вариант стен, поэтому эти неидеальные материалы люди предпочитают весьма разумно.

Своим клиентам мы даем технические решения по отделке стен, оберегая от ошибок. Но читателей больше, чем клиентов. Поэтому хочу предупредить читателей: этим материалам не страшны осадки, как многие думают, враг этих материалов — влага внутри дома.

Самое большое непонимание застройщиков и рабочих заключается в том, что зимой влага изнутри теплого дома интенсивно выходит через пористые стены в холодную сухую окружающую среду. Газо- и керамоблоки, это решето для пара.

Поэтому, люди!! Не запирайте отделочным или утеплительным слоем влагу в стенах! Это опасно как для отделки, так и для цельности всего дома. Пишу так, потому что видел слишком много домов глупо искалеченных неправильной отделкой.

Алексей Ватáву

Примечательно, что барокко не было шагом в сторону или вырожденческой архитектурой, как это может показаться. Оно было прямым развитием архитектурной мысли. И мысль эта не в том, чтобы добавить больше кучерявого декора.

Есть интересное культурологическое наблюдение про машину времени. Когда фантазия людей дошла до путешествий во времени при помощи механизма (это началось в конце 19 века), машину времени изображали в виде больших часов, паровых машин и даже велосипедов.

Появление новой идеи не означает появления новых средств ее достижения. Люди мыслят привычными категориями. Первые дорогие кареты украшли колонами и капителями, как дом, а первые автомобили по форме были точно как кареты. С барокко та же история.

Революционная идея заключалась в том, чтобы преодолеть плоскость, статичность и закрытость тогдашней архитектуры. Часть того, что исповедуем мы сейчас, придумали, во времена барокко. Только достигали нужного эффекта тогда на материале своего времени: декоры стали гротескными (глубина), портики откусанными (разомкнутость), башни повернутыми (динамика). Тяжелые здания взбунтовались и пришли в движение. Самостоятельные фасадные украшения ренесанса слились в ансамбль, «общее живое впечатление» в барочной архитектуре. Барочные мастера планировали даже сценарии знакомства со зданием, усложняя планировку.

Лимон на барочном натюрморте стал надрезанным и очищенным, готовым к празднику прямо сейчас, а не в идеальной вечности. В этом смысле барокко более человечен, и ближе современной архитектуре, чем его строгие предшественники.

Алексей Ватáву

Самая большая ошибка при строительстве дома — получить внутри пространство в виде отдельных коробочек с окном и дверью, точно такое как в квартире, только побольше. Жизнь в таких коробочках сама по себе скучна, безрадостна, и не отличается от производственно-городской.

В таких «емкостях» дизайнеры городят ниши из гипсокартона, навешивают «балки» и многоуровневые потоки, играют зеркалами, делают все чтобы сломать пространство заточения. Но декорирование и мебель не полностью решают проблему скучного, отгороженного прямоугольного пространства.

Простой прямоугольник, куб — наиболее искусственные, рукотворные формы, а человеку хочется природного окружения. Природа размыта, сложна, многогранна, изменчива, несовершенна.

Не нужно добиваться геометрической логичности, симметрии (если у вас нет аддикции). То, что смотрится красиво на плане, будет натирать душу. Достаточно вспомнить советские районы, построенные по геометрическому принципу. Я помню, как там уныло, несмотря на величие замыслов архитекторов. Лучше, когда домашняя архитектура, не доминирует, а растворяется.

Строя дом, стремитесь делать пространство интересным: связанные объемы помещений, много разных окон, зрительные мосты, углы, повороты, закутки, возвышения и понижения (помня об эргономике), второй свет, изломы, видимые крыши. Не бойтесь странностей и неправильностей — они станут родными, их полюбят дети и внуки.

Алексей Ватáву

Архитектор может работать со шкалой «напряженности». Так же как в хорошей скульптуре мы видим, напряжение одних мышц и расслабленность других, в дизайне есть инструменты передачи состояния. Например, классическая колона с утолщением книзу создает ощущение нагруженности конструкции, ее будто распирает от тяжести, мы чувствуем фундаментальность.

Хорошие строения, несмотря на фактическую статичность, обладают внятной визуальной энергией. Мы создаем дома, готовые к движению или наоборот укоренившиеся на местности. Декор коттеджа может быть мускулистым, подтянутым или избыточным.

Как и человек, здание борется с гравитацией. Равновесие может быть достигнуто как равномерным распределением сил, так и за счет напряжения отдельных частей «тела», которые несимметрично принимают нагрузку, давая другим частям свободу. Зритель хорошо понимает и ощущает степень этого напряжения. Так архитектура вызывает настоящее сопереживание.

Алексей Ватáву

Эта история началось давно. Сначала древние зодчие проектировали скульптурные композиции: богов, пальм, растений (орнаменты) — по сути были художниками, изображающими природу в камне. Затем греки начали строить каменные храмы, изображающие деревянные дома, обыденную работу плотников.

Если посмотреть на дорический орден, это утрированное изображение деревянной веранды с навесом: столбов (колонны), торцов балок-прогонов (триглифы), торцов стропил (мутулы) и даже шляпок гвоздей (гутты). Причем настоящие фрагменты и швы конструкции маскируются, а на них изображают другие.

Трудно создать новое. Уме цепляется за образцы. Сто лет назад Корбюзье советовал относиться к дому как к механизму, шаг революционный, но по-прежнему с отсылкой к иному. Кареты и первые автомобили создавали в виде барочных домов на колесах. Фасадный декор старательно изображает дома и материалы минувших столетий.

Страх быть собой, это родовая травма архитектуры.

Практические выпуски «Секреты красивых фасадов»